Инновационная энергетика: «Коренные изменения в энергосистемах»

Инновационная энергетика: «Коренные изменения в энергосистемах»

ДТЭК10 Декабря 2018

Продолжаем рубрику «Инновационная энергетика». Она посвящена наиболее свежим и оригинальным статьям из мира энергетики: новым бизнес-моделям в управлении энергокомпаниями, переходе с одного вида топлива на другой, технологиям, экологии, транспорту и т.д. Ведущий рубрики – Данил Бабков, менеджер отдела по аналитической работе Дирекции по коммерческой деятельности ДТЭК Энерго.

Инновационная энергетика: «Коренные изменения в энергосистемах»

Мировая энергетическая система находится в стадии глубокой трансформации. На рынки выходят новые источники и технологии генерации, хранения и распределения энергии, большую роль начинают играть новые рынки энергосбыта. Недавно опубликованное исследование McKinsey и Всемирного экономического форума «Game changers in the energy system» («Коренные изменения в энергосистемах») анализирует эти тенденции и прогнозирует развитие отрасли в ближайшие 10–20 лет.

Отчет говорит про четыре основных тренда.

Первый — ускорение технологических изменений в энергетике.

Что это означает для той или иной страны? Вероятно то, что крайне важно правильно делать ставки на те технологии, которые можно развить до конкурентоспособного уровня. На постсоветском пространстве, например, развита атомная и гидро генерация. Для того чтобы быть сильным в любой технологии, нужно иметь рынок, который является «якорным» для этой технологии. Если страна хочет отличаться, быть востребованной, нужно очень много лет подряд строить то, что потом можно будет экспортировать. Китай, например, сейчас абсолютно доминирует на мировом рынке ветровой и солнечной энергетики — и Китай может себе позволить иметь не только огромный внутренний рынок, но еще и рынок с внутренней конкуренцией, с тремя производителями, конкурирующими друг с другом. Масштаб программ развития сектора таков, что можно много лет строить и учиться на своих ошибках, пока твой продукт не станет конкурентоспособным продуктом мирового класса.

Второй тренд, о котором говорится в отчете,— быстрый рост новых рынков.

Мир становится более разным в том смысле, что кто-то начинает быстро расти, а кто-то нет. Одна логика развития, в том числе развития энергосектора, присутствует в развитом урбанизированном мире. Другие проблемы и совершенно другая логика присущи в быстро растущем и пока урбанизирующемся мире. Например, в Китае. Он сегодня не достиг уровня урбанизации европейских стран. Или Индия и многие страны Азии и Африки. Это те регионы, где самый быстрый рост населения и экономики.

Сейчас видно, что в этих странах совсем другие проблемы. Так, Китай много говорит о снижении выбросов парниковых газов, но в стране существует реальная экологическая проблема, влияющая на здоровье людей. Это выбросы как стационарных источников (прежде всего объектов генерации), так и мобильных (автомобили). Китай с присущей ему организованностью предпочитает большие государственные решения — массированно выводит старые угольные станции, ограничивает владение автомобилями, форсировано применяет все новые виды технологий и возобновляемые источники энергии, пытается развивать «чистый уголь» и атомную энергетику. Все это — также поиски путей низкоуглеродного развития.

Африка — другая история. Сейчас уже понятно, что континент не пойдет по пути развития больших электростанций и сетей. Более экономным вариантом окажутся небольшие энергосистемы, основанные на современных технологиях и децентрализованных источниках. Возможно, ЮАР станет исключением и достроит централизованную систему. Но весь остальной континент от ЮАР до Сахары будет развиваться на основе комбинации бессетевых (децентрализованных) и сетевых решений.

Мнение автора

Украина в этом смысле больше похожа на западные страны, потому что мы уже «городские» и не очень быстро растущие. Сейчас в Украине появилась новая экологическая повестка - национальный план по снижению вредных выбросов на ТЭС, который предполагает постепенное снижение выбросов до 2030г. Более резкие шаги имели бы как минимум тяжелые последствия для тарифов. Мы прикованы к своим экономическим реалиям. А вот у Европы другие реалии — и она выводит тепловую энергетику и инвестирует исключительно в безуглеродную. И, более того, Европа может достигнуть коалиций со многими быстро развивающимися странами по этим вопросам. В преддверии заключения Парижского соглашения Китай договорился обо всех базовых понятиях будущего соглашения с Америкой.

Третий важный тренд — изменение мобильности, распространение электромобилей.

Вопрос экологизации транспортного сектора, безусловно, важен для стран. Если же говорить о приоритетах в энергетическом секторе Украины, важно поднять вопрос теплоснабжения. Большие потери энергии - самый крупный потенциал от энергоэффективности.

Стоит отметить, что сама по себе комбинированная выработка тепла и электричества, то есть ТЭЦ — уже зеленая технология, «оливковая» лучше сказать. В целом она является энергоэффективной. Конечно же, произвести тепло — это полдела, его надо доставить до домов и в сами дома, которые должны эффективно, экономным образом отапливаться. Например, хороший дом — это тот, где тепло направляется через самые холодные угловые квартиры, с тем чтобы температура в каждой комнате была равной. В подавляющем большинстве домов стран СНГ регулирование подачи тепла между стояками отсутствует. Новые стандарты энергоэффективности вполне технологически достижимы, но всегда стоит вопрос финансирования: кто должен за это платить, кто является выгодополучателем? Это сложная задача, к сожалению, не всегда получается решать такие сложные вопросы, требующие многосторонних договоренностей.

Четвертое важное изменение, о котором идет речь в отчете,— децентрализация энергосистем.

Традиционное энергетическое мышление — это что любая мелкая генерация всегда дороже крупной. Сейчас эта парадигма меняется — мелкая остается дороже, но разница экономии масштаба существенно изменилась. Переход с континентального уровня на городской, на мелкорегиональный или даже на микроуровень начинает приобретать экономический смысл. Подобный тренд можно наблюдать в ВИЭ — в мире развиваются и большие ветропарки, и солнечные станции, и небольшие решения для распределенной, или микрогенерации. А система регулирования как раз позволяет потребителям «соскакивать с сети», находить собственные решения. При этом сеть справедливо возражает: «А как же все остальные потребители, энергия для которых станет дороже?» из-за этих «соскакивающих». Сеть хочет удержать все, но процессы разукрупнения и усиления локальных интересов набирают все больший ход.

О климатической политике в энергетике

Выводы отчета сводятся к тому, что приоритетными темами в энергетике должны стать — энергоэффективность в ЖКХ, теплоснабжение. Вот где основной потенциал и для сокращения потерь энергии, и для снижения выбросов парниковых газов. Крайне важно сделать эти меры частью портфеля экономического развития, превратить их в конкурентные преимущества.

Ведь как происходит обычно продвижение и развитие технологий? Инвесторы или собственники приходят к государству со словами «надо развиваться с использованием нашей технологии». Государство соглашается. Дальше инвестор просит определенные гарантии, потому что энергетика не может работать на одних лишь обещаниях. Это происходит везде в мире. Инвесторы везде приходят к государству и говорят: помогите мне стать дешевле, за это вы сможете экспортировать технологии. Этот подход оправдал себя во многих странах мира, это модель, где все начиналось не с планирования энергосистем, а с планирования технологий. Потому что технологии в мире продолжают появляться постоянно и будут совершенствоваться, несмотря ни на какие государственные планы или схемы. Планировщики энергосистем должны будут принять это новое мышление. Это не хорошо и не плохо, это реальность. Традиционные энергокомпании видят, что на рынке появились новые игроки, которые изначально вообще не являются энергетическими компаниями. Эти новые компании зарабатывают прибыль, а прибыль традиционных компаний снижается. Это одно из важнейших изменений, и нам всем надо будет адаптироваться к этим процессам.

Справка

ДТЭК – стратегический холдинг, развивающий бизнес в энергетической отрасли. На предприятиях компании работают 73 тыс. человек. Генеральный директор ДТЭК – Максим Тимченко.
Предприятия ДТЭК ведут добычу угля и природного газа, производят электроэнергию на станциях тепловой и возобновляемой энергетики, поставляют тепло- и электроэнергию конечным потребителям и оказывают энергосервисные услуги. Непосредственное управление производственными предприятиями в каждом из направлений бизнеса осуществляют операционные компании.
Производственные показатели ДТЭК за 2017 год: добыча угля – 27,7 млн тонн, добыча природного газа – 1 655 млн куб. метров, производство (отпуск) электроэнергии – 37,1 млрд кВт∙ч, из которых 637,8 млн кВт∙ч обеспечили станции возобновляемой энергетики; передача электроэнергии по сетям – 43,2 млрд кВт∙ч.
Входит в состав финансово-промышленной группы SCM, акционером которой является Ринат Ахметов.
Дополнительная информация: www.dtek.com
Узнать, какие проекты социального партнерства реализуются в городах деятельности предприятий ДТЭК, и получить подробный отчет о статусе их выполнения вы можете на сайте http://spp-dtek.com.ua/.

Департамент по корпоративным коммуникациям ДТЭК
Тел.: +38 (044) 581 45 35
+38 (044) 581 45 70
E-mail: pr@dtek.com
www.dtek.com

Реформа, яка торкнеться кожного.
Що ти про неї знаєш?

Пройти тест